Владимир Изотов: Давос остается Давосом